Самооценка Мартина Лютера — Программа реформы

Сожжение буллы

Высокая самооценка Лютера проявилась и в его исканиях на политической арене. В своем «Обращении к христианскому дворянству немецкой нации» Лютер очертил свою программу реформации. Изложение программы начиналось с религиозных предпосылок. Три стены Рима должны пасть подобно стенам Иерихона. Первая предпосылка состоит в том, что духовная власть выше светской. Это утверждение Лютер сбалансировал доктриной о священстве всех верующих. Второй стеной было положение о том, что один только папа имел право толкования Писания. Падение ее обуславливалось не столько стремлением отстоять права гуманитарной школы богословов против папской некомпетентности, сколько правом рядовых христиан на постижение Христа. Третья стена заключалась в исключительном праве папы созывать собор. И снова положение о священстве всех верующих предоставляло такое право всякому, пребывающему в чрезвычайной ситуации, но прежде всего гражданской власти в силу важности ее положения.

Поворотной точки в своей судьбе Лютер достиг тогда, когда его, лидера оппозиции, пригласили взять власть, хотя и весьма ограниченную. Существовала огромная разница между выступлением против буллы антихриста и созданием новой модели Церкви, государства и общества, новой церковной обрядности и текста Писания на народном языке. И только человек с высокой самооценкой, каким был Мартин Лютер, мог реализовать эту программу. В основе выполнения этой задачи лежали два соображения. Первое связано с конкретными принципами, которые Лютер стремился реализовать, а второе — с людьми, представлявшими собой то поле претворения этих идей в жизнь. Практический опыт подсказывал, каким путем следует наступать или где занять оборону, а долгие годы, проведенные в учебных аудиториях и за кафедрой, изобиловали многочисленными примерами.

Необходимо постоянно принимать во внимание те принципы, которые Лютер исповедовал в религии, иначе временами его побуждения могут казаться неясными или даже поверхностными. В основе всех его действий находился принцип приоритета религии. Все, что способствовало уяснению и распространению Слова Божьего, следовало поощрять; всему мешавшему этому следовало противодействовать.

По убеждению Лютера, религия должна занимать первостепенное место; христианство является единственной истинной религией, которая воспринимается верою, передаваемой через Писание, проповедование и таинства. Практические выводы из этого тезиса очевидны. Религия должна иметь приоритет над всеми остальными институтами. Изучение Писания необходимо поощрять как в Церкви, так и в школе. В Церкви алтарь и кафедра должны дополнять друг друга.

Подразумевались и другие, не столь очевидные последствия. Если религия занимает центральное положение, то все человеческие отношения должны обуславливаться ею. Дружественные связи, союзы, и партнерства будут прочными только тогда, когда они основаны на общей вере. Современники порой негодовали насчет того, что Лютер готов разрушить человеческие отношения и союзы из-за разногласий в одном-единственном пункте вероучения. На это он отвечал, что логики в таком заявлении не больше, чем в утверждении, что глупо разрывать дружеские отношения исключительно из-за того, что ваш друг задушил свою жену. Отвергать Бога в одном пункте означает восставать против Бога в целом.

Призвания

Подобно тому, как Лютер расширил концепцию священства, распространив его на всех верующих, он расширил и концепцию Божественного призвания, или профессии, распространив его на все достойные занятия.

Наше нынешнее выражение «профессиональное призвание» исходит непосредственно от Лютера. Бог призывает людей трудиться, так как трудится Он сам. Он выполняет самые обыденные работы. Бог — это сапожник, давший оленю башмаки, которых не износить за всю жизнь. Он и портной, сшивший оленю одежду, которой хватит на тысячи лет. Бог лучший повар, поскольку солнце дает все тепло, которое нужно для приготовления пищи. Иисус Христос работал плотником. Трудилась и Дева Мария. Извещенная о том, что ей предстоит стать матерью Спасителя, она не возгордилась, продолжая доить коров, мести полы, начищать чайники.

У Бога нет собственных рук и ног. Ему нужно продолжать свои труды через людей. Чем обыденнее дело, тем лучше. Пекарь и работник, вывозящий навоз, делают работу, более угодную Богу, чем псалмопения монаха. Лютер неустанно защищал призвания, которые по тем или иным причинам воспринимались с пренебрежением.

Церковь

Мартин ЛютерСколько бы ни препятствовали работе Лютера, тем не менее он основал Церковь. В результате активной миссионерской работы большая часть северной Германии за десять лет обратилась в лютеранство. Этот успех в значительной степени был обусловлен невиданного масштаба пропагандистской кампанией, которая в такой форме не повторялась более никогда. Основными ее орудиями были трактат и карикатура. Количество брошюр, напечатанных в Германии за четыре года — с 1521 по 1524, превосходит объем литературы, изданной в течение любых других четырех лет истории Германии вплоть до настоящего времени. Конечно, это вовсе не означает, что в то время люди имели больше материалов для чтения, чем после появления журналов и газет. Разговор идет лишь о количестве издаваемых трактатов. Среди авторов на первом месте был Лютер. Количество написанных им трудов исчисляется сотнями.

Лютер осознавал, что силой светской власти невозможно утвердить дух Церкви. Истинно христианская Церковь есть воздействие Слова, передаваемого всеми доступными средствами. Еще в прежние годы Лютер прочувствовал необходимость перевести Писание с языков оригинала на разговорный немецкий. Необходимо было составить также материалы для обучения молодежи, пересмотреть церковную службу, чтобы после устранения католических искажений она способствовала просвещению народа. Надлежало поощрять общинное пение — как для вдохновения, так и для обучения. Таким образом, налицо была нужда в переводе Библии, новых катехизисе, литургике и сборнике гимнов. И все это предстояло сделать Лютеру.

Библия Мартина ЛютераПеревод Библии

Лютер перевел весь Новый Завет за три месяца. Очередь Ветхого Завета настала позднее. Перевод Библии на немецкий язык можно считать величайшим из достижений Лютера. Невозможно переоценить значение его перевода для немцев. Он одним махом перечеркнул тысячелетнюю традицию. Переводы Писания на немецкий язык делались и до Лютера. Но ни один из них не мог сравниться с лютеровским по величественности и богатству языка, религиозной глубине. То, что невозможно было передать словом, дополняли иллюстрации.