Альберт Эйнштейн

«Только те, кто предпринимает абсурдные попытки, смогут достичь невозможного».

Альберт Эйнштейн Продолжая эту мысль Эйнштейна, отметим: предпринимают абсурдные попытки только те, чья самооценка достаточно высока, чтобы позволить им это сделать. Этот сутулящийся человек с взъерошенной шевелюрой и большими выразительными глазами превратился в один из символов XX века. Его имя стало синонимом гениальности, а созданная им теория относительности прочно ассоциируется с наивысшими достижениями человеческого ума. Речь идет именно об уникальной личности, наделенной высокой самооценкой. Сравните, например, открытия Эйнштейна с еще одним крупным открытием в физике – рентгеновскими лучами. Тогда в фокусе внимания было открытие, а совсем не личность Рентгена. В случае с Эйнштейном важным оказался не столько его реальный вклад в науку, сколько его личность и, если можно так выразиться, “культ” этой личности, созданный в СМИ по всему миру.

Высокая самооценка Эйнштейна, широко разрекламированного как единственного автора революционной теории, настолько довлеет над остальными, что вроде бы неудобно даже сомневаться в том, что он и совершил этот масштабный переворот в науке. Однако ряд исследователей, приводя весомые доказательства в свою пользу, утверждают, что многие положения, озвученные молодым физиком, уже были выдвинуты до него его предшественниками.

Как же Эйнштейн стал Эйнштейном? Ключ к пониманию этого, возможно, кроется в том деле, которым он занимался в молодости, в возрасте 23-30 лет. Именно за семь лет службы в бернском патентном бюро навсегда сформировалось его отношение к науке, а через это укрепилась и его самооценка.  Там же выковалась специфическая черта Альберта Эйнштейна — скорое проникновение в суть дела и его грамотное изложение. Характерно, что его основные научные работы выполнены как раз в эти годы и основаны именно на знаниях, полученных в ходе проведения патентной экспертизы.

Навык, полученный во время работы в патентном бюро, Эйнштейн блестяще продемонстрировал уже в первой своей статье по специальной теории относительности (СТО). Его самооценка вылилась в манеру изложения, необычную для научных публикаций. Он  не указывал идеи и результаты, заимствованные из других исследований, не сопоставлял полученные выводы с итогами более ранних исследований по аналогичной проблематике. Статья не содержала ни одной ссылки, поэтому при чтении складывалось впечатление о полной оригинальности постановки и решения задачи. Только с помощью сопоставления использованных в статье положений с работами на данную тему, опубликованными ранее, можно установить связь развиваемых Эйнштейном идей с высказываниями предшественников. Главным образом, с идеями Анри Пуанкаре, опубликованными за несколько лет до этого, а также с мыслями Поля Ланжевена и Джозефа Лармора.

Альберт ЭйнштейнЗнаменитое равенство: энергия равняется произведению массы на скорость света в квадрате, также было известно до Эйнштейна, он, благодаря своей высокой самооценке, сумел только популяризировать его. Мы же продолжаем автоматически считать формулу E=mc2 формулой Эйнштейна, забывая о колоссальном вкладе в разрешение этой проблемы А.Пуанкаре, О.Хевисайда, П.Ланжевена, Ф.Газенёрля и Дж.Дж.Томсона.

Создание общей теории относительности (ОТО) также всегда считалось примером разработки и решения проблемы одним единственным ученым, однако, как выясняется, стало таковым лишь благодаря его высокой самооценке. Пуанкаре, создав первую и до 1916 года единственную релятивистскую теорию гравитации, на десять лет опередил Эйнштейна. Эта теория, с помощью сложного математического аппарата исчерпывающе объясняющая физическую сущность тяготения, заложила базу труда Эйнштейна “Основы общей теории относительности”.  А математик Д.Гильберт несколько раньше вывел и опубликовал основное уравнение этой теории, которое впоследствии стало называться “уравнением Эйнштейна”.

А вот еще один повод к размышлению в ключе текущего разговора: почему Альберта Эйнштейна сразу же не удостоили Нобелевской премии за теорию относительности, перевернувшую мир, и лишь спустя годы вручили ему премию за куда менее значительное открытие квантовых законов фотоэффекта?

Согласно мнению некоторых исследователей, физика не очень-то нуждается в “великих теориях”, а “релятивистские” опыты можно легко истолковать, не прибегая к помощи никаких эйнштейновских теорий. Например, на никчемность специальной теории относительности давно обратил внимание Н.Е.Жуковский, считая, что проблемы электромагнитной теории разрешаются при помощи старой механики. Свое скептическое отношение к СТО подчеркивал и К.Э.Циолковский, который отвергал как физическую бессмыслицу четвертое измерение (время). Современная исследовательница П.Сполтер высказывает в чем-то близкую идеям Циолковского мысль, считая, что выводы Эйнштейна о природе пространства-времени являются результатом спекулятивного теоретизирования и не следуют из тех эмпирических фактов, с которыми имеет дело теория. Эти теории потеряли какую бы то ни было связь с реальностью и, развиваясь по пути математической абстракции, не подтверждаются экспериментами и накапливают противоречия.

Альберт ЭйнштейнАкадемик А.А.Логунов предпринимал специальные усилия для систематизации основных глупостей ОТО, в том числе, к примеру, такого предсказания теории, как “черные дыры”. По его мнению, никаких “черных дыр” — мест, где происходит невообразимо сильное сжатие вещества до бесконечной плотности — быть не может. Академик настаивает, что физика как наука не должна допускать таких предсказаний, поскольку это означало бы признание “вещей в себе”.

Еще один факт: теория Эйнштейна должна была разъяснить нестыковки дорелятивистской физики. Однако вот уже почти столетие ученые не могут справиться с противоречиями внутри самих этих теорий. Так, СТО не соотносится с идеей существования эфира в природе, а ОТО не работает, если допустить идею отсутствия эфира в природе, хотя обе части теории относительности выводятся из одних и тех же постулатов, более того, ОТО — прямое продолжение специальной теории относительности, а обе этих теории принадлежат одному автору.

То есть выходит, что теории Альберта Эйнштейна не объясняют законов природы и не нужны ни в науке (включая фундаментальную физику), ни в инженерной практике. Но что же без этих двух теорий останется тогда от Эйнштейна? Очень мало: второстепенные работы по фотоэффекту и не принесшие плодов попытки геометризации электромагнитного и гравитационного полей.

Однако Эйнштейн не собирался сдаваться, его высокая самооценка не позволила бы ему допустить этого. Он отстаивал право своей теории на существование всеми возможными методами. Так, после церемонии вручения Нобелевской премии лауреаты должны прочитать обязательную лекцию, рассказав о тех научных достижениях, за которые они получили премию. Нетрудно представить изумление представителей Шведской академии, когда выяснилось, что Эйнштейн посвятил свое выступление не закону фотоэлектрического эффекта, а своей спорной в научном плане теории относительности! Какова самооценка!